Беовульф, 13-й воин, древние русы и булгары. Северный поход ибн Фадлана

30.07.2012

 

Кто бы мог себе представить, что вышедшая прошлой зимой в прокат картина «Беовульф» по мотивам староанглийского эпоса и фильм 1999 года «13-й воин» с Антонио Бандерасом в главной роли тесно переплетены с историей древних русов и булгаров – предков современных татар. И как ни странно всех их объединяет фигура посла багдадского халифа аль-Муктадира по имени Ахмад ибн Фадлан.

Арабский викинг ибн Фадлан

Полное имя этого человека Ахмад ибн Фадлан ибн аль-Аббас ибн-Рашид ибн-Хаммад. В 921-922 годах он в качестве секретаря посольства аббасидского халифа аль-Муктадира посетил Волжскую Булгарию – государство, образованное предками современных татар на территории современного Татарстана, Чувашии, Ульяновской и Самарской областей и части Башкортостана.

Ибн Фадлан – один из немногих арабских путешественников, который совершил путешествие столь далеко на север от земель Халифата, который лично посетил и описал страны Восточной и Северной Европы. В своём отчёте «Рисале», написанном для халифа, ибн Фадлан в виде путевых заметок оставил уникальные описания образа жизни и общественно-политических отношений огузов, башкир, булгар, русов и хазар.

Кто смотрел в свое время исторический блокбастер «13-й воин» с Антонио Бандерасом должен сразу вспомнить, что героя, которого играл Бандерас в этом фильме, арабского воина – так и звали Ахмад ибн Фадлан. Прототипом бандерасовского ибн Фадлана послужил именно тот ибн Фадлан, о котором мы ведем речь в этой статье.

По фильму, главный герой Ахмад ибн Фадлан, утонченный аристократ и поэт, в наказание за любовь отправился посланником мусульманского халифа на варварский Север, к диким и необузданным викингам. Викинги, по сценарию, готовились к походу против таинственного племени Пожирателей Трупов, опустошающего деревни и оставляющего после себя груду человеческих скелетов. А ибн Фадлану пришлось присоединиться к их отряду 13-ым по счету воином.

Этот фильм снят по мотивам романа 1976 года американского писателя Майкла Крайтона «Пожиратели мертвецов». На вписание в сценарий книги воина-мусульманина, попавшего к диким и свирепым викингам – грозе всей Северной Европы, Крайтона вдохновила история реального ибн Фадлана, посла и путешественника. В книге ибн Фадлан продвигается от булгарских земель еще дальше на север в земли викингов и сопровождает их отряд в военной экспедиции против диких племен, напавших на мирное поселение.

Крайтон писал своих «Пожирателей» как вымышленную версию исторических событий. Интересно, что в комментариях Крайтон намекает на то, что викинги сражаются с последними сохранившимися неандертальцами. Но при этом, многие сцены романа воспроизводят зарисовки реального ибн Фадлана о нравах и обычаях языческих племен Северной Европы, включая и русов.

Ибн Фадлан был потрясен обычаями язычников, их вольными нравами, полным пренебрежением к чистоте и жестокими человеческими жертвоприношениями. В фильме же картины из жизни язычников несколько смягчены из цензурных соображений.

Беовульф глазами мусульманина

Есть в «13-ом воине» и другой примечательный персонаж – вождь отряда викингов по имени Буливиф. Его же прототипом послужил не менее знаковый образ – староанглийский эпический герой Беовульф. Именно про него и был вышедший в прокат прошлой зимой фильм с таким же названием «Беовульф».

«Беовульф» – это датирующаяся примерно 10 веком и написанная на староанглийском языке старая английская героическая поэма-эпос. Она описывает приключения известного скандинавского воина 6 века с этим же именем. Как эпос «Беовульф» представляет собой богатое смешение реальных фактов и вымысла и является старейшим из сохранившихся эпосов в британской литературе.

Именно этот эпос и послужил для Майкла Крайтона, написавшего «Пожирателей мертвецов», основой сценария его книги. Сам Крайтон и не скрывает, что его книга была задумана, как своего рода римейк «Беовульфа». Оригинальным новшеством же автора послужило то, что он вписал в сценарий арабского поэта с просвещенного мусульманского Востока и пересказал историю Беовульфа и нравов диких викингов, увиденную его глазами.

Кто является настоящим автором эпоса «Беовульф» неизвестно. Дата его появления варьируется между 8 и 11 веками, а единственная сохранившаяся его рукопись датируется приблизительно 1010 годом. Эпос является достаточно объемным преданием из 3183 строк и является чуть ли не главным национальным английским эпосом. Его рукопись хранится в настоящее время в Британской библиотеке в Лондоне.

Эпос повествует о Беовульфе, герое готов – североевропейского германского племени, который бьется с тремя противниками. Первый из них Грендель, который нападает на датский лагерь Хирот и его жителей. Второй — мать Гренделя. А после того, как Беовульф возвращается в землю готов (юг современной Швеции) и становится царем, он бьется с третьим противником – безымянным драконом.

В книге Крайтона Беовульф превращается в Буливифа, а чудовище Грендель в Вендола, который убивает викингов и поедает их плоть. Кроме римейка Майкла Крайтона, эпос «Беовульф» неоднократно служил сюжетной основной для романов, театральных постановок и кино-экранизаций.

Взаимосвязь между ибн Фадланом и Беовульфом, возможно, шире, чем тот факт, что путешествие ибн Фадлана и появление эпоса относится к одному периоду. Путевые заметки ибн Фадлана наряду с эпосом «Беовульф» долгое время оставались чуть ли не единственным источником сведений об образе жизни северных народов и викингов. И эта связь вдохновила не только Майкла Крайтона на написание своего произведения о викингах от лица мусульманина ибн Фадлана, но и заставляет многих историков глубже изучать встречное влияние двух культур.

Реальная миссия ибн Фадлана

В реальности же события, связанные с настоящим ибн Фадланом развивались следующим образом. В 921 году в столицу Аббасидского Халифата Багдад прибывает посольство из Волжской Булгарии. Правитель булгар, хан Алмуш (или Алмас, по другим сведениям) стремился освободиться из-под власти Хазарского каганата и с этой целью просил халифа прислать мусульманских наставников и строителей мечети, а также помочь с сооружением военной крепости.

Ответное арабское посольство, возглавляемое Сусаном ар-Раси, вышло из Багдада 21 июня (11 Сафара 309 г. хиджры). Секретарем этого посольства и являлся ибн Фадлан. Оно отправилось на Волгу в обход хазарских земель – не через Кавказ, а через Среднюю Азию – Бухару и Хорезм. Перезимовав в Хорезме, посольство двигалось по суше и достигло Булгарии 12 мая 922 года г. (12 Мухаррама 310 г.). Эта дата в сегодняшнем Татарстане считается датой принятия Ислама предками татар – булгарами.

Хотя посольство, по-видимому, Хазарию не посещало, но ибн Фадлан так же включил рассказ о ней в свой отчёт. Финальная часть «Записки» не сохранилась, поэтому об обратном маршруте миссии и о её реальных политических результатах ничего не известно.

Примечательным моментом повествования ибн Фадлана является тот факт, что он называет булгарского правителя царем славян – по-арабски «малик ас-сакалиба». Этот факт, по-видимому, настолько поразил в свое время переводчика этого труда А. Ковалевского и его издателя на русском, академика И. Крачковского, что они вместо оригинального названия «Книга Ахмада ибн Фадлана… посла аль-Муктадира к царю славян», вынесли в заголовок нечто нейтральное «Путешествие ибн Фадлана на Волгу».

Однако, кого именно понимали в Аббасидском Халифате под арабским словом «ас-сакалиба» — «славяне», до сих пор является предметом острых дискуссий историков. Некоторые пишут, что именно самих славян, другие пишут, что булгаров, третьи пишут, что и тех и других одновременно, поскольку арабам 10 века трудно было провести между ними различие. А четвертые пишут, что все народы Восточной Европы.

Еще одним примечательным моментом повествования ибн Фадлана является описание им одного из самых северных российских народов – вепсов. Вепсы проживают в Карелии, Ленинградской и Вологодской области. В своих записках он трижды упомянул о вепсах, называя ее со слов правителя булгар «вису».

В первом случае ибн Фадлан сообщал: «Царь рассказал мне, что за его страною на расстоянии трех месяцев пути есть народ, называемый вису. Ночь у них менее часа. Он сказал: «Я видел, что в этой стране во время восхода солнца все имеет красный цвет, как-то земля, горы и все, на что смотрит человек. И восходит солнце, по величине подобное облаку, и краснота остается такой, пока солнце не достигнет высшей точки на небе». Жители этой страны мне сообщили, что, подлинно, «когда бывает зима, то ночь делается по длине такой же, как летний день, а день делается таким коротким, как ночь...»

В этом отрывке легко узнать описание северных летних белых ночей и коротких зимних дней, которыми славится российский север. Ибн Фадлан своеобразно сообщает о коротких ночах в северных широтах в летнее время: «Человек ставит котелок на огонь во время захода солнца, утром он читает утреннюю молитву, а котелок за это время не успевает закипеть».

Язычество и экранизация варварства

Кроме того, посольство мусульман встретило на Волге русов. В Булгаре ибн Фадлан наблюдал прибывших туда купцов-русов и оставил в своей «Рисале» подробное описание их образа жизни, верований, погребального обряда, а также их внешнего облика.

Установлено, что описанные ибн Фадланом обрядовость и внешний вид русов, выдают в них скандинавов. А в то время, связи викингов и славян были весьма тесными, причем настолько, что викинги основали первую русскую княжескую и царскую династию Рюриковичей. Оттого, повествование ибн Фадлана о русах русские считают первым документальным описанием своих предков, а скандинавы – своих. Отсюда же и полет фантазии Майкла Крайтона, который ввел своего героя ибн Фадлана в отряд викингов.

Интересно, что ибн Фадлан отмечает их невероятную физическую красоту и привлекательность: «И я не видел [людей] с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, румяны, красны. Они не носят ни курток, ни кафтанов, но носит какой-либо муж из их числа накидку, которой он покрывает один свой бок, причем одна из его рук выходит из нее. С каждым из них секира, и меч, и нож, и он не расстается с тем, о чем мы [сейчас] упомянули…»

Но описание ибн Фадланом нравов и образа жизни увиденных им русов, бывших на тот момент закоренелыми язычниками, признаться, не только нелицеприятно, но просто ужасающее. Он в деталях передает их нечистоплотность, грязь, половую распущенность и чудовищный погребальный обряд вождя русов, на котором в жертву приносилась девушка, должная сопровождать умершего в иной мир.

Более того, после смерти вождя русов 400 его надёжных сподвижников сражаются друг с другом до тех пор, пока все не погибнут. Затем всех убитых помещают на корабле и сжигают вместе с кораблём. Именно этот обряд дает ученым основания склоняться к тому, что описанные ибн Фадланом русы были все-таки викингами, дошедшими до булгарских земель по знаменитому пути «из варяг в греки».

Но как бы то ни было, можно себе представить весь ужас, который постигал верующего мусульманина, пришедшего в эти земли с посланием мира, при виде этих жестоких языческих обрядов массовых человеческих жертвоприношений. Оттого, совсем неудивительно, что в атмосфере такой жесткости и свирепости языческого общества, рождались такие леденящие кровь сказания и образы, как чудовище Грендель и пожиратели трупов.

Признаться, подобными ужасами была пропитана вся европейская культура средних веков, начиная от европейского фольклора, кишащего оборотнями, упырями, вурдалаками и завершая откровенным геноцидом женского населения – охотой на ведьм. Однако даже на основе такого варварского культурного наследия, западный мир умудряется снимать потрясающие по зрелищности кинокартины, героизирующие собственных эпических героев, воинов и вообще все прошлое.

А в это же время мусульманский мир, подаривший миру такие бесценные исторические хроники, как повествование ибн Фадлана, обладавший на фоне дикой и варварской Европы невероятным уровнем развития, письменной культуры и образованности, не может даже рассказать об этом должным образом. Не говоря уже о том, чтобы вновь занять подобные лидирующие позиции по отношению к остальному нео-языческому миру.

Тимур Юсупов

предков современных татар. И как ни странно всех их объединяет фигура посла багдадского халифа аль-Муктадира по имени Ахмад ибн Фадлан.